• Публикация в "Бизнес Журнале" Январь 2013 - Интервью с Владимиром Белым

    Зам по быту

    Автор: Наталья Ульянова 26 февраля 2013
    Если производство промышленных роботов — уже зрелая индустрия со сложившимся кругом потребителей, то создание роботов сервисных, бытовых — до сих пор настоящая целина, хотя и обещающая бурный рост. Свой участок на ней торопится застолбить основатель компании «Альфа Смарт Системс» Владимир Белый, который нескромно рассчитывает на 10–15% мирового рынка.

    Робототехника будет развиваться по сценарию автомобилестроения, уверен Владимир Белый. Сто лет назад небольшие мастерские собирали автомобили мелкими сериями и выполняли единичные заказы по баснословной цене, пока Генри Форд не придумал, как превратить машину в товар массового спроса, что в конце концов изменило образ жизни землян. Подобные перемены — в человеческом быту и на рынке — вот-вот должны произвести и роботостроители.

    IMG_4595

    Разработку своего бытового робота Alphabot «Альфа Смарт Системс» планирует завершить через несколько месяцев — с тем чтобы к концу года произвести первую небольшую партию. Спроектирован Альфабот в логике «модульного конструктора»: его узлы и комплектующие могут меняться в зависимости от функциональной нагрузки — так что благодаря своей универсальности он в конечном итоге должен составить конкуренцию продающимся сейчас на рынке роботам-пылесосам, роботам-газонокосильщикам и прочим специализированным автоматам. При этом Альфабот будет представлять собой довольно легкую, маневренную, энергосберегающую конструкцию. К тому же — приятную в общении, уверен Владимир Белый.

    Особенную ставку он делает на дизайн, который разработал самостоятельно, прислушиваясь к рекомендациям психологов. «Поскольку Альфабот предназначен для обслуживания человека в быту, в нем и близко нет никаких агрессивных черт, которые так любят придавать своим роботам создатели фантастических фильмов, — говорит предприниматель. — Робот должен органически вписываться в интерьер человека и иметь максимально дружелюбный образ».

    Судьбу роботостроения на ближайшие годы Владимир Белый «прочитывает», как по книге: серийное производство роботов снизит их стоимость, и через несколько лет они прочно обоснуются в товарной категории «бытовые приборы премиум-класса»… Не исключено, что со временем конкуренция заставит производителей уйти от монетизации роботов «в лоб», путем продажи потребителю, — и их начнут раздавать бесплатно.

    Так, сам Белый рассчитывает быстро наладить производство «сменного» программного обеспечения, с помощью которого пользователь сможет добавлять своему роботу новые навыки по части домоводства. «Вполне вероятно, — прикидывает основатель «Альфа Смарт Системс», — что, когда рынок поднимется, нашим бизнесом станет продажа «профессий» для роботов в виде ПО, которое пользователи смогут покупать и скачивать в интернет-магазине, а также сервисное обслуживание».

    Говоря о робототехнике, Вла­ди­мир Белый любит ссылаться на известную книгу «Стратегия голубого океана», которую в 2005 году опубликовали Чан Ким и Рене Моборн из международной бизнес-школы INSEAD. В ней авторы призывают бизнес по возможности устремляться прочь из «красного океана», обитатели которого истекают «кровью» в жестокой конкурентной борьбе, в «голубой океан» новых рыночных ниш и сегментов. Бытовая робототехника, по мнению Белого, сейчас как раз и является «голубым океаном». «В мире около десятка проектов, имеющих коммерческую перспективу, — говорит он.

    — Причем далеко не все игроки в реальности имеют результаты, о которых заявляют. В этой области очень много самопиара (равно как и засекреченной информации), а инвестиций — недостаточно. Так или иначе, рынок только создается, что дает шанс даже небольшой компании вроде нашей претендовать на 10–15% мирового рынка».

    Робототехникой Владимир Белый занялся в начале 2000‑х с легкой руки своего старого друга и партнера по нескольким предыдущим бизнес-проектам Александра Пермякова, владельца компании «Андроидные роботы» (сейчас — «Андроидная техника»). Сотрудничая с предприятием друга, Белый успел поработать на самых разных участках: в маркетинге, продажах, проектном менеджменте, организации мероприятий с участием роботов (например, боев и чемпионатов по танцам с участием антропоморфных роботов).Компания поставляла импортных роботов, а также выполняла военные заказы на НИОКР (начиная с первых разработок, предназначенных для утилизации боеприпасов). Последнее обстоятельство накладывало на нее определенные обязательства.

    Например — использовать при создании техники комплектующие от российских производителей. «Были и другие ограничения, связанные с гос­тайной, — вспоминает Белый. — Но лично для меня различные «подписки о…» были очень неудобны. Кроме того, мне всегда хотелось делать роботов для открытого рынка и не только из российских компонентов». Кончилось дело тем, что Владимир Белый решил основать собственную компанию и на личные средства начать разработки робота. Впрочем, партнерские отношения с Александром Пермяковым он сохранил до сих пор: «Альфа Смарт Системс» выступает его дистрибьютором, а также использует лабораторию «Андроидной техники» в Магнитогорске для совместной работы. Однако заказы на производство комплектующих и электронику для своего робота Белый планирует размещать в Китае, а центральный офис хотел бы открыть в Нью-Йорке. Все логично: инновационной компании рассчитывать на локальный рынок смысла не имеет. Равно как и самой производить комплектующие.

    Владимир Белый не скрывает, что на строительство больших антропоморфных роботов его невольно подвигли японцы. В 2006 году, еще во время работы в «Андроидных роботах», когда делегация компании отправилась в Японию, возникла идея договориться с корпорацией Honda об аренде их Asimo, чтобы показать это чудо техники в России. Японцы робота не дали. «Отказали чуть ли не со словами «Аборигенам в России роботы не нужны!», — вспоминает Белый. — Было очень обидно. Зато это стало хорошим мотиватором: мы поняли, что пора делать собственного антропоморфного робота человеческого роста!»

    Российский антропоморфный робот AR-600 действительно после этого был построен — причем в рекордно короткие сроки. Для Владимира Белого это стало хорошей школой проектной работы и помогло сформулировать принципы «отечественного роботостроителя»: не тушуйся оттого, что зарубежные разработчики ушли слишком далеко вперед, и не пасуй перед масштабом задач. Разрабатывать AR-600 команде мешали не столько технические, сколько психологические барьеры. «Японцы работают над Asimo 22 года и потратили уже больше $300 млн; разве возможно повторить их результат за девять месяцев?!» — восклицали сотрудники компании. «Напряжение достигло апогея во время финальной сборки, которую нужно было закончить за две недели, — вспоминает Владимир Белый. — Такая гонка объяснялась тем, что нам непременно хотелось показать своего робота президенту страны — на Всероссийском молодежном инновационном конвенте в 2008-м». Успели, показали: AR-600 и президент даже обменялись рукопожатием.

    Робость разработчика перед сложными техническими проблемами, по мнению Владимира Белого, следует снимать при помощи «декомпозиции» больших задач на более мелкие. Причем (в этом на практике убедился предприниматель) иногда не стоит даже сообщать специалистам о конечной цели задачи, для того чтобы не ввергать их в психологический ступор. Потому что, например, «разработка в области компьютерного зрения» звучит неподъемно, а «контроллер, позволяющий камере следить за пользователем» воспринимается как элементарная задача. «Такая методика оказалась очень эффективной, — говорит Белый. — В итоге каждый делал свою небольшую, узкоспециальную часть, и в общем получился приличный результат».

    Впрочем, у сложных технических задач, которые сейчас стоят перед роботостроением, есть и оборотная сторона: талантливые разработчики так и слетаются на них со всех сторон. Основной костяк команды «Альфа Смарт» формируется вирусным способом: бизнес «на грани фантастики» постоянно подтягивает единомышленников и энтузиастов, готовых сотрудничать даже из чистого интереса.

    Первая серия Альфа­ботов планируется небольшой — 5–10 экземпляров. Примерно столько предзаказов получила компания. Несколько «личных помощников» намерены купить частные лица. Два робота в различных модификациях (на ногах и мобильной платформе) заказал Виктор Вексельберг для «Сколкова». Сейчас обсуждается функциональная нагрузка этих роботов — что им доверить: убирать территорию или подносить стаканчики на фуршетах. В любом случае, по мнению Белого, свои роботы «Сколкову» необходимы пока скорее для имиджа. Все-таки кто, как не робот, является сегодня олицетворением научно-технической революции? «Инноваций, которые можно пощупать руками, у «Сколкова» пока не так много, — говорит Белый. — Например, все, что касается нано, вообще недоступно для человеческого глаза. Впрочем, и сами роботы пока нуждаются в продвижении, ведь этот рынок только намечается. Поэтому такая площадка, как «Сколково», нам тоже полезна».

    Отношение к бытовым роботам как к дорогим и престижным «игрушкам» вполне естественно — и молодым компаниям-производителям не грех этим пользоваться. Не случайно первое применение эффектных больших антропоморфных роботов — служить «выставочными экземплярами», подчеркивая технологическую продвинутость обладателя. Так, первые экземпляры крупных роботов у «Андроидной техники» приобрели ОАО РЖД (для железнодорожного музея) и «Уралвагонзавод» (для работы на выставках). Но ситуация не останется такой надолго. Скоро, по мнению Белого, роботы должны выйти за рамки узкой «специализации» — военного и развлекательного назначения: «Сфера применения роботов безгранична. В ближайшее время на первый план все больше начнет выходить удобство их использования в домашнем быту. И далее по списку: торговые центры, аэропорты, вокзалы, школы, гостиницы, музеи».

    Попытки коллег из других компаний придать роботу максимальное сходство с человеком Владимир Белый находит бессмысленными. «С точки зрения внешнего вида робот должен оставаться бытовым прибором, пусть красивым и глянцевым, — считает предприниматель. — Полная имитация человека тут неуместна: люди всегда будут отвергать ее на интуитивном уровне; на эту тему существует много исследований».

    Вот имитация интеллекта — это совсем другое дело. Разработка искусственного интеллекта в «Альфа Смарт Системс» даже выделена в самостоятельное направление, которое уже получило несколько грантов, в том числе от Microsoft. Сейчас Владимир Белый очень увлечен созданием системы распознавания человеческих эмоций. «Однажды, — рассказывает он, — мне для проекта нужно было набрать новых сотрудников, но я приболел и не мог присутствовать на собеседовании. Тогда я попросил своего помощника говорить с кандидатами вместо меня, а сам наблюдал за происходящим по скайпу. Оценивая реакции соискателей на различные вопросы, я вдруг понял, что тому же самому вполне можно «обучить» компьютер».

    Так появился проект Human Reader. Интересно то, что запрос на использование такого продукта после многочисленных презентаций проекта пришел из сфер, далеких от робототехники. Сейчас Белый ведет переговоры о совместной работе с корпорацией Samsung. По его словам, там заинтересовались идеей использования технологии Human Reader в телевизорах с системой Smart TV и других устройствах. «Совсем недалеко то время, — анонсирует Владимир Белый, — когда телевизор можно будет включать мановением руки, без пульта, а программы он будет подбирать сам, в зависимости от настроения хозяина».

    Один из первых заказов компания выполняет для российского банка, желающего автоматизировать процесс оценки клиентов по микрокредитованию: поток клиентов высок, суммы невелики, поэтому можно хотя бы частично доверить скоринг машине. Пока еще продукт далек от серийного производства, заказы индивидуальные, однако весьма скоро Белый рассчитывает на массовый спрос, что подтверждают запросы с рынка. «Это не детектор лжи, скорее детектор правды, — уточняет он. — От своего предшественника он отличается, пожалуй, всем. В том числе тем, что не требует присутствия оператора, который невольно вносит свои человеческие погрешности».

    На стыке с робототехникой Владимир увидел еще одну нишу, которая обещает стать перспективной. Дело в том, что различные «узлы» робота — например, манипуляторы (руки), педипуляторы (ноги), а также «техническое зрение» (глаза) — пригодились бы людям с ограниченными возможностями. «Выпустив первую партию роботов, мы приступим к тестированию этого проекта, — рассчитывает предприниматель. — Будем сотрудничать с инвалидами, которые получат наши приборы бесплатно, мы же с их помощью сможем проводить исследования».

    Владимир Белый уверен, что с каждым годом роботы будут все ближе к конечному потребителю, высвобождая «человеческий фактор» для более интеллектуальных и творческих задач. По его мнению, физический труд в скором времени и вовсе получит статус хобби: всю черную работу за людей будут делать человекоподобные. «А вот человечество должно использовать свой ресурс для чего-то более значительного, — считает предприниматель. — Если дать людям возможность избавить свою жизнь от рутинных операций за счет таких мощных робототехнических инструментов, многое изменится к лучшему».

  • Интервью Владимира Белого для "Свободной Прессы" - Роботизация внешней угрозы. Наша страна рискует «проспать» третью технологическую революцию.

    Генеральный директор Alpha Smart Systems Владимир Белый подтверждает прогноз ведущих западных экспертов, пророчащих человечеству предстоящую революцию в робототехнике. Первым ее этапом станет замена человека электронными механизмами на полностью автоматизированном производстве. В принципе этот процесс идет уже давно. Просто новые устройства станут более многозадачными и будут обладать способностью к самообучению. Сегодня задания выполняются по жесткому алгоритму, который содержит программа. Компании давно используют робототехнику при производстве микрочипов. Однако, будущее за устройствами, которые будут управляться программами, способными самообучаться. Когда на основе конкретных действий и полученных результатов производится корреляция. С целью выявить неточности и ошибки. После чего производится корректировка действий. Такие роботы начинают появляться. Они, в частности, уже доказали несколько теорем.

    «СП»: — Как далеко продвинулась научная мысль в деле создания искусственного интеллекта?

    — Очень близко. Уже в течение 10 лет программы и роботы испытываются в рамках «теста Тьюринга». Это эксперимент, когда человек общается поочередно с другим человеком или с компьютером (программой). Настает момент, когда испытуемый не может понять, кто перед ним. Тогда он указывает в ответе, что с ним общался человек. Значит, «тест Тьюринга» пройден. Такие программы уже существуют. Более, того, им находят применение. В виртуальном пространстве сети уже активно используются т.н. чат-боты. Это программы, которые оставляют сообщения на интернет-форумах. Бывают случаи, когда они начинают «общаться» друг с другом. Полагая, что общаются с живым человеком. То есть получают ответы, задают вопросы. Например, год назад чат-боты нашли друг друга в Твиттере или в Фейсбуке. Так до сих пор и «общаются», не могут остановиться. Операторы используют эти программы для того, чтобы сделать популярной в Интернете ту или иную публичную фигуру.

    «СП»: — Получается, что такого рода программы уже сегодня влияют на массовое сознание?

    — Вне всякого сомнения. И многие публичные персоны этим пользуются. Если у «звезды» в подписчиках более 30 тысяч человек, то это преимущественно «накрученные» пользователи.

    «СП»: — Готова ли Россия к глобальной революции в робототехнике?

    — Наша страна уже давно потеряла этот рынок. И вряд ли мы сможем наверстать упущенное. А значит, нам придется приобретать новые устройства на внешних рынках. Что касается антропоморфной биотехники, то у нас еще есть возможность заскочить на подножку отъезжающего поезда. Хотя последний уже тронулся с места и начинает уходить с перрона. Наша кампания занимается андроидной техникой. Мы стремимся привлечь внимание высокопоставленных чиновников. Какое-то движение пошло — Сколково начало проводить подобные мероприятия. Там же эксперты разработали сайт, посвященный будущему робототехники. Сильные мира сего уже не пугаются, когда на выставках появляется нечто подобное. Однако, исследовательских групп, которые занимаются этой проблемой, очень мало. Сходу я могу назвать две-три команды.

    «СП»: — Наши вузы и академические институты такие исследования не проводят?

    — Я бы не утверждал столь категорично. Этим занимаются и в МГУ, и в Бауманке и в других вузах. То же касается институтов РАН. Проблема в том, что не хватает специалистов. Причина проста- они не востребованы в России. Наша компания активно ищет кадры, мы «прочесываем» практически все вузы. Чуть ли не в специализированных кружках и секциях выискиваем людей. А если кого и находим, то приходится переучивать заново. Практически все госзаказы в этой сфере концентрируются в «оборонке». Да и то, по большей части они являются разовыми. Это скорее пиар акция – создать экспериментальный образец в единственном экземпляре к очередной выставке. У наших чиновников явно другие проблемы и задачи.

    «СП»: — В их глазах робототехника это по-прежнему неликвидная экзотика?

    — В целом так, но, конечно, кое-какие подвижки все же есть. Сегодня на тебя уже не смотрят как на сумасшедшего ученого, когда ты разговариваешь на эту тему. На фоне зримых успехов американцев типа робота -гуманоида ATLAS, PETMAN и BigDog (робот-собака для американских военных).

    Известный публицист и писатель-футуролог Максим Калашников напомнил, что процесс автоматизации и роботизации производства активно шел еще в Советском Союзе. Он был насильственно прерван неолиберальной революцией в 1991 году, которая имела криминально-чиновничий характер. А наш научно-производственный комплекс вследствие последующей рукотворной деиндустриализации был отброшен в этом отношении на много десятилетий назад. К сожалению, процесс во многом необратим.

    «СП»: — Ваши оппоненты утверждают, что отставание в этой сфере наметилось еще в советский период.

    — Это полная ерунда. В 1989 году каждый четвертый отечественный промышленный робот производился в Москве. На любом электромеханическом заводе в столице вы бы увидели роботизированные линии. Разумеется, на том уровне развития технологий. Вообще первый завод по производству роботов был открыт в 1945 году при Иосифе Виссарионовиче. Сейчас они вообще не производятся. Зато мы закупаем импортное оборудование. Рассказы про экстенсивность и ручной труд в советской промышленности это часть либерального «черного мифа» об СССР. Он был нужен для оправдания развала великой державы.

    «СП»: — Достаточно ли усилий, которые предпринимают наши власти для того, чтобы ликвидировать отставание (теперь уже не важно, когда оно произошло) в технологической гонке?

    — Медведев может сколько угодно посещать «Станкин», но массовое производство уже убито. Теперь нам приходится закупать импортных роботов. Здесь возникает проблема технологического суверенитета. Учитывая, что некоторые подобные устройства можно блокировать. Потом не понятно, как допускать иностранных специалистов к сервисному обслуживанию оборудования, которое работает на ВПК. Дальше возникает еще один вопрос, а что, собственно, мы собираемся роботизировать? В принципе после неолиберальной «зачистки» мы могли бы строить роботизированную промышленность с нуля. Она была бы на порядок более производительной. Это особенно актуально в свете демографической ситуации и нехватки рабочих рук. Но, во-первых, остро ощущается нехватка кадров, а во-вторых, отсутствие промышленной базы. Советские специалисты это же вам не коллективная «спящая красавица», которая до поры до времени оцепенела в анабиозе. Промышленная «красавица» не будет ждать, когда к ней придет большой чиновник, поцелует ее, так что она «проснется», снимет паутину и начнет работать, как ни в чем не бывало. Многие специалисты либо уже умерли, дисквалифицировались или подались в другие сферы.

    «СП»: — Чем чревата ситуация, если Россия останется одним из аутсайдеров на мировом рынке роботов?

    — Последствия могут быть самыми непредсказуемыми. Посмотрите, чего добились ученые на Западе. Там уже регенерируют роговицу глаза с помощью стволовых клеток, происходит массовая роботизация производства. Однако, в России западные компании занимаются совсем другим. Создают совместные предприятия по бурению скважин, а также по добыче нефти и газа. Все вертится вокруг сырья и углеводородов. По всем 34 критическим технологиям у нас наметилось страшное отставание. В свое время СССР играл с США «в одной лиге». Да, мы могли немного в чем-то отставать, но были в первом технологическом дивизионе. Сегодня РФ, образно выражаясь, это «дворовая команда», а нам противостоит «сборная Бразилии». Естественно, что в случае нарастания отставания дело может закончиться только распадом страны. Причем по объективным причинам. Нашу огромную территорию «растащат» чисто экономически, когда в эру энергосберегающих технологий сырье потеряет свое значение. У наших геополитических противников появятся «безлюдные» гибкие производства. Параллельно будет происходить биотехнологическая революция. Одним из следствий которой может стать возникновение касты долгоживущих правителей. Наша элита за доступ к бессмертию сама преподнесет Россию «на блюдечке с голубой каемочкой».

    «СП»: — Не приведет ли появление таких технологий к реализации социал-дарвинистских сценариев?

    — Роботизация плюс революция в нано и биотехнологиях, а также возникновение расы долгоживущих правителей может привести к созданию нового кастового общества во главе с вечноживущей расой. Главная угроза заключается в том, что на Земле, не исключено, будет установлен действительно социал-дарвинистский, кастовый строй. Причем в самом ядре капиталистической системы. В такой ситуации 80% процентов населения окажутся «лишними». Они будут просто не нужны.

    «СП»: — Существует ли позитивная альтернатива этой технократической антиутопии?

    — Только в случае перехода к коммунистическому строю. При котором будут жестко пресекаться любые попытки со стороны верхушки общества установить свою монополию на распоряжение новыми технологиями. Для этого также потребуется выделять колоссальные ресурсы на переучивание людей, на их тотальное образование и создание совершенно новых сфер деятельности. При сохранении нынешних порядков, психологии элиты, а также экономической модели мы придем к тому, что многие люди просто станут «лишними». Превратившись в париев, которые существуют только благодаря милости правителя. Впрочем, как я уже сказал, не стоит демонизировать новые технологии — последствия их применения зависят от общего социального и политического контекста.

    http://svpressa.ru/society/article/71572/

  • АльфаБот на обложке PC Magazine

    PC magazine